Медицинский отдел Казанской епархии РПЦ

Медицина как наука о здоровье

Медицина как наука о здоровье уделяет внимание человеку в его болезненном состоянии. От нее также неотъемлемо постоянное попечение о предупреждении болезней.

Медицина обращается прежде всего к телу человека, то есть к физическому организму. Но в не меньшей степени науку интересует душевная сторона человеческой жизни, ибо она чем дальше тем больше сталкивается с расстройствами психики и нервной системы человека.

Медицина имеет отношение и к сфере человеческого разума, поскольку ей приходится сталкиваться с травмами или аномалиями деятельности головного мозга. Иначе говоря, медицинская наука как таковая обращена ко всей совокупности жизненных проявлений человека, к “целому” существу, которое единственное в природе имеет тройственный состав: дух, душу и тело.

Сегодня профессиональная и научная специализация в медицине многократно возросла, но вместе с тем можно говорить и о другой особенности этого рода деятельности. Человек все больше рассматривается не только как биологический механизм, который призваны ремонтировать врачи, заменяя или исправляя отдельные детали и узлы.

Все чаще причины многих болезней человека специалисты пытаются обнаружить в сфере сознания и воли, то есть в том, что составляет его духовные основания. Именно в нынешнем технологичном мире человек при всей сложности его трехсоставной природы требует отношения к себе именно как к взаимосвязанному и единому целому, в котором физические, психические и духовные начала невозможно рассматривать в качестве неких изолированных областей жизнедеятельности. Следовательно, и лечение его уже не может иметь сугубо местного характера.

Исходя из такого совокупного взгляда на человека, хочу поделиться некоторыми соображениями относительно важности и полезности религиозного понимания человеческого феномена и видения человека с точки зрения богословской антропологии.

Но сначала несколько слов о взаимоотношении религии и медицины.

Диагностика и лечение маточных кровотечений

Еще не так давно основным диагностическим методом и методом лечения маточных кровотечений являлось выскабливание матки вслепую. Сейчас, с помощью специальной камеры (Hysteroscopy) врач может “посмотреть” внутрь матки. При этом, многие причины кровотечений, такие, как, например, полипы, могут быть удалены во время осмотра.

Эта процедура чаще всего проводится в гинекологическом офисе или в амбулаторном хирургическом центре.В недалеком прошлом тем женщинам, у которых кровотечения не прекращались после медикаментозного лечения или выскабливания, приходилось удалять матку (Hysterectomy). Сейчас у врачей появился аппарат, при помощи которого можно прижечь внутреннюю оболочку матки (Endometrial ablation) и тем самым уменьшить или полностью предотвратить кровотечения. Естественно, этот метод лечения не для всех, но многие женщины, которые выбрали этот метод, считают, что с ними случилось чудо.

Медицина в Ветхом Завете

Медицина относится к одной из древнейших наук и практик. За много веков до начала христианской эры мы встречаемся с ней в древних цивилизациях. В соответствии с образом мысли и строем жизни древних обществ медицина не была изолированной областью знания и его практического применения. Всеми религиозно-этическими системами древности здоровье или болезнь человека связывались с его поведением, с нравственным состоянием личности;

в иных случаях причину болезни искали в нарушении соответствия души определенным космическим ритмам и законам мироздания. Но при всех обстоятельствах болезнь соотносили с нарушениями определенного свыше порядка жизни. В тех случаях, когда для лечения, как правило, душевных болезней использовалась магия, происхождение заболеваний объяснялось демоническими влияниями.

Ветхий Завет, однако, не разделяет это последнее представление. Согласно ветхозаветному пониманию, болезнь посылается Богом, а точнее — попускается Им за грехи, и Он же может даровать исцеление, если человек обращается к своему Творцу. Так, например, иудейский царь Аса (кстати, его имя переводится как ‘врач’) в старости заболел, но, как говорится в книге Паралипоменон, он в болезни своей взыскал не Господа, а врачей. И почил Аса с отцами своими (2 Пар 16:12–13).

“Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его, и от Вышнего — врачевание, и от царя получает он дар. Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете. Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими. Не от дерева ли вода сделалась сладкою, чтобы познана была сила Его?

“Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя. Оставь греховную жизнь и исправь руки твои, и от всякого греха очисти сердце. Вознеси благоухание и из семидала памятную жертву и сделай приношение тучное, как бы уже умирающий; и дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен.

Таким образом, молитва об избавлении от болезней никоим образом не противоречит использованию врачебного искусства. Но при этом Писание призывает помнить, что корень болезней — в грехах перед Богом. А потому и врачевание не будет эффективным, если оно не сопровождается возвращением души на пути Божии.

В Новом Завете Господь Иисус Христос подтверждает ветхозаветное представление о том, что болезни связаны с грехом. Так, Он говорит исцеляемому Им больному: Прощаются тебе грехи твои (например, Мф 9:2). Однако Спаситель являет иное отношение к причинам физического недуга, когда говорит о слепорожденном: Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии (Ин 9:3).

В Евангельском рассказе о кровоточивой жене евангелист Марк говорит о том, что эта женщина много потерпела от многих врачей (Мк 5:26), которые не смогли ее исцелить. А евангелист Лука сообщает, что женщина обратилась ко Господу, издержав на врачей все имение, но ни одним не могла быть вылечена (Лк 8:43). Более мягкие выражения апостола Луки, возможно, связаны с тем, что он сам, по преданию, был врачом.

Христианское понимание медицинского воздействия на человека определяется своеобразной диалектикой религиозного и врачебного отношения к болезни и здоровью.

По своему существу болезни и страдания вообще являются следствием общей греховности человеческого рода, восходящей, согласно библейской книге Бытия, к первородному греху праотцев Адама и Евы, совершенному в Раю. Бог обратился к праматери Еве с суровыми словами: Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей;

в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт 3:16). Эти слова указывают на психофизические условия, которые после отпадения от Бога воспринимаются человеком как “естественные”, хотя на самом деле — с библейской и святоотеческой точки зрения — являются противоестественными.

Страдания и подверженность болезням стали своего рода “нормой” бытия. И причина кроется не только в личных грехах, но также и в той общей греховности, дисгармонии человеческого существования, которая ныне является его характерной особенностью. Эта дисгармония в конце концов достигает своей высшей точки в последней, уже никакими человеческими средствами не излечимой болезни — телесной смерти. Апостол Павел называет смерть последним врагом (см. 1 Кор 15:26).

Восприятие смерти как последней болезни и даже более того, — как экзистенциальной катастрофы, — составляет отличительную черту христианского понимания жизни. Врачи в данном случае говорят о “терминальном состоянии”, но с христианской и даже с философской точки зрения пограничное и предельное — это не отрицание бытия, но глубочайший бытийный кризис, который порождает решительное вопрошение о смысле жизни.

Бог не сотворил смерти, но всякому человеку желает спастись и иметь вечную жизнь. Постоянно пребывая в мировоззренческом кризисе, людям не следовало бы пренебрегать христианским представлением о вечной жизни, ибо это не мифология и не религиозная архаика. И это совсем не то, с чем боролись Фейербах и Маркс: вечная жизнь во Царствии Божием — далеко не проекция здешней жизни в некое иллюзорное “потустороннее пространство”.

Проблема всех идеологов и мыслителей Нового времени состоит в том, что они не удосужились вникнуть в существо христианского учения о человеке и о мироздании. В своем отрицании, как они выражались, “средневекового” мировоззрения они оказались всецело зависимыми от него, хотя и рассматривали это мировоззрение упрощенно, в соответствии с собственными идеологическими задачами. Иначе говоря, они прошли мимо существенного, полемизируя с тем, что является второстепенным.

Первостепенным же в христианстве является призвание человека к вечной жизни. И только сообразуясь с этим можно рассуждать о церковном понимании земной жизни человека и его бытия как образа и подобия Божия.

Менструальный цикл по заказу

Врачи уже давно согласились, что ежемесячные менструации не являются необходимостью. Сейчас же следует возражение, это “женская природа, и так было задумано”. Однако данный аргумент далек от истины. Современная женщина подвергается значительно большему количеству менструальных циклов, чем женщины 200 лет назад, когда естественным состоянием являлась беременность и непрерывное кормление грудью, которое переходило в следующую беременность.

С помощью таблеток стало возможно контролировать длительность и интервал между менструациями. Для некоторых женщин это является не только удобством, но и способом облегчения менструальных головных болей, профилактикой эндометриоза и других гинекологических проблем.Появились и более удобные методы для предохранения от беременности.

Перевязывание труб без надрезов

Для тех женщин, которые однозначно решили, что они больше никогда не хотят иметь детей, появился новый метод стерилизации. Перевязывание труб традиционно проводилось или сразу после родов через маленький надрез под пупком, или же лапароскопическим путем.С помощью нового метода (Essure) микроскопический спиралевидный барьер вставляется в трубы и преграждает путь яйцеклетке.

Большим преимуществом этого метода “перевязывания труб” является то, что разрез не производится, а, следовательно, уменьшается операционный риск, особенно, для женщин, ранее перенесших полостные операции. Кроме того, эта операция часто проводится в офисе врача без общего наркоза, и уже через сутки большинство женщин возвращаются к повседневным занятиям.

Вечная жизнь человека

В 1800 году Фихте писал: «Мы не можем отречься от законов действия разумных существ, чтобы мир для нас и мы вместе с ним не потонули в абсолютном ничто; но мы поднимаемся над этим ничто и держимся над ним лишь благодаря нашей моральности». Несмотря на почти двухсотлетнюю давность, это суждение и сегодня не только не теряет своего значения, но и задает смысл человеческой деятельности.

Глава 4. «Жизнь» как ценность

«Трагедией нравственности» называл Гегель противоречивую связь прогресса с унижением человеческого достоинства. Как никакое другое направление научно-технического прогресса – новейшие биомедицинские технологии обнажают связь между достижениями биомедицины и падением ценности человеческой жизни. Как это ни парадоксально, но падение ценности человеческой жизни проявляет себя особенно ярко в технологиях, обеспечивающих воспроизводство человеческой жизни.

Заготовка «запасных» зигот и их последующее уничтожение – условие процедуры искусственного оплодотворения. Отрицательные результаты пренатальной диагностики – еще одно мощное основание «показаний» для искусственного прерывания жизни. Превращение человеческих зародышей в фармацевтическое «сырье» является условием фетальной терапии, У данных, отличающихся друг от друга и вполне самостоятельных технологий, и связанного с ними блока этических проблем, есть тем не менее одно общее основание или один «исход» – это практика искусственного прерывания беременности.

4.1. Этические проблемы аборта, контрацепции и стерилизации

Искусственный аборт, контрацепция и стерилизация – это современные формы медицинского вмешательства в репродуктивную способность человека. В XX веке оно приобретает массовый характер и происходит на фоне принципиальных изменений его нравственной оценки и юридического статуса. Цивилизованный мир – прежде всего государства Европы, США, Россия – пытается освободиться от традиции, в которой они существовали практически пятнадцать веков.

Речь идет о традиции морально-религиозного осуждения и законодательного запрещения абортов. Известно, например, что плодоизгнание каралось смертной казнью во всех европейских государствах на протяжении нескольких столетий. За последние сорок лет в результате длительных дискуссий и обсуждений произошла отмена законодательного запрета или его ослабление в той или иной степени в Швеции (1946), в Англии (1967), во Франции (1979), в США (1973), в Италии (1978), в Испании (1978), в Нидерландах (1981), в Норвегии (1978).

С начала XX века и до сих пор вопрос о легализации абортов остается поводом для дискуссий специалистов, демонстраций граждан, заседаний парламентов. Острота в обсуждении проблем аборта сохраняется, несмотря на то, что эта проблема «стара как мир». Исторически отношение врача к аборту является одной из первых и основных этико-медицинских проблем, сохраняющих свою актуальность и сегодня.

Это объясняется тем, что проблема аборта концентрирует в себе отношения между людьми на уровне нравственного, юридического, социально-политического, религиозного, научного сознания. Рассмотрев проблему аборта на каждом из этих уровней, можно ответить на вопрос, почему она является основной и принципиальной проблемой современной биомедицинской этики.

Именно упование на вечную жизнь определяет суть христианской антропологии.

Человеческая природа парадоксальна. Будучи частью физического мира и, с точки зрения физиологии, одним из животных, человек бесконечно превышает весь мир, поскольку является образом и подобием Бога-Творца. Человек — это разумное, свободное, личностное существо, способное к бесконечному совершенствованию.

Однако эта целостность невозможна в том мире, где царствует смерть. Каков может быть смысл свободы, разумности, жертвенности, если жизнь отождествляется лишь с биологическим существованием, которое неминуемо заканчивается смертью?

Поэтому христианское понимание человека исходит из Божественного замысла о нем: люди были призваны Творцом к вечной жизни в гармонии с Отцом Небесным, с физическим и духовным миром и друг с другом. Причем “вечное” в данном случае означает причастность к Божественному бытию, которое не имеет ни начала, ни конца, но есть Альфа и Омега всего.

Осуществление этого замысла было нарушено грехопадением, через которое в мир вошла смерть. Однако спасительное деяние Бога во Христе открыло для каждого человека путь к конечной победе Жизни над смертью. Об этом говорится в Символе веры: Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века.

Действительно, вечная жизнь в Боге, которую проповедует Церковь и приготовление к которой составляет практическое содержание церковной деятельности, — это не только безграничная жизнь духа и бесконечная протяженность биологического существования тела. Это — восстановление целостного бытия, духовного и телесного.

С библейской и христианской точки зрения, человек “состо­ит” из тела, понимаемого, по слову апостола Павла, как храм… Святаго Духа (1 Кор 6:19), и из души, понимаемой как совокупность личностных качеств и установок. И весь этот состав оживотворяется дыханием Бога: Создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт 2:7).

Человек, таким образом, является цельным, или целомудренным существом. Нарушение пропорциональной целостности этого тройственного состава произошло в момент грехопадения праотцев. Это неминуемо привело бы к деградации человечества, если бы лучшие представители человеческого рода не восстанавливали целомудрия силою Святого Духа.

Подвиг бесчисленного сонма святых во многом состоит в том, что они своим бытием поддерживали жизнеутверждающие пропорции в рамках всего земного сообщества и оставили после себя великое множество последователей, к числу которых может присоединиться каждый человек. Когда же последователей останется критически мало, человеческая история завершится так, как это было открыто святому Иоанну Богослову и записано в последней книге Библии.

В ветхозаветной книге Левит говорится, что душа тела в крови (Лев 17:11). Это очень точная формулировка, смысл которой состоит в том, что душевное и телесное в человеке не просто взаимосвязаны, но проникают одно в другое. Можно сказать, что тело — духовно, а душа — телесна. Иными словами, здесь идет речь о фундаментальном психо-соматическом единстве человеческого существа.

Как говорит один из древних христианских писателей, “тело есть орган души”. А поэтому и душа полноценна в первозданном смысле только с телом, ибо является его частью. С христианской точки зрения, душа возникает вместе с телом, и смерть тела является подлинной трагедией потому, что разрывает единство человеческого состава.

Церковь исповедует, что физическая смерть не является окончательным завершением существования человеческой личности. Эту смерть она образно называет успением, то есть своего рода сном, — ведь состояние сна тоже можно понимать как временный разрыв “жестких” связей психического и физического.

Следует особо подчеркнуть, что, говоря о бессмертии души, христиане имеют в виду вовсе не бесконечное существование некоей “легкой”, бестелесной субстанции, бессмертной самой по себе. Согласно святоотеческому пониманию, душа человека бессмертна не по природе, а по благодати, то есть по причастности спасающему действию Бога.

Поэтому с уверенностью можно сказать, что выражение вечная жизнь указывает вовсе не на потустороннее существование, но на глубинное качество человеческой жизни, человеческой личности. Это качество состоит в добровольном определении своего бытия в рамках Закона вечной жизни, Единственным Источником которого является Сам Господь, Творец мира.

Именно поэтому вечная жизнь человека начинается здесь, на земле, и определяется добровольным подчинением Божественному Закону. Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие, — говорит Господь устами боговидца Моисея. — Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое (Втор 30:19).

Согласно своему богословию и своим антропологическим воззрениям, Церковь верует в то, что некогда силою и действием Божиим свершится телесное воскресение всех, умерших физической смертью. И человек в единстве своего духовно-душевно-телесного состава обретет новое небо и новую землю, о которых благовествует Священное Писание (Ис 65:17; 66:22; 2 Пет 3:13; Откр 21:1).

Аппарат для улучшения оргазма

Впервые появился миниатюрный аппарат для женщин, страдающих сексуальными расстройствами возбуждения и оргазма. Эта технология (EROS) стимулирует прилив крови к клитору и другим половым органам, что в свою очередь повышает чувствительность, уменьшает сухость, улучшает шанс достижения оргазма.Убедительными удобствами этого метода являются миниатюрный размер устройства EROS, легкость в обращении и возможность использования в удобное для женщины время.

Медицинские аспекты контрацепции и стерилизации

Вопрос об отношении врачей, медицинских сообществ и ассоциаций к практике искусственного аборта имеет свою историю и свою логику. В этой логике есть две противоположные позиции. Движение от одной из них к другой и составляет историю вопроса об этико-медицинском отношении к плодоизгнанию.

Первая позиция выражена в Клятве Гиппократа. Среди многочисленных врачебных манипуляций Гиппократ специально выделяет плодоизгнание и обещает: «Я не вручу никакой женщине абортивного пессария»[90]. Так, в V в. до н.э. Гиппократ фиксирует позицию врачебного сословия о этической недопустимости участия врача в производстве искусственного выкидыша.

Эта позиция тем более важна, что прямо идет вразрез с мнением великих моралистов и законодателей Древней Греции о естественной целесообразности аборта. Их взгляды обобщает и выражает Аристотель, который писал в «Политике»: «Если же у состоящих в супружеском сожитии должен родиться ребенок сверх (этого) положенного числа, то следует прибегнуть к аборту, прежде чем у зародыша появится чувствительность и жизнь»[91].

В качестве второй позиции могут быть рассмотрены документы Ассоциации врачей России, В «Клятве российского врача» и в «Этическом кодексе российского врача», принятых в ноябре 1994 г. на 4-й Конференции Ассоциации, отношение к искусственному аборту никак не обозначено. Хотя на этой конференции высказывалось предложение включить в эти документы вопрос об этическом отношении Ассоциации к искусственному аборту, что особенно актуально для нынешней кризисной демографической ситуации в России, однако это предложение не было принято.

С начала XX века на страницах русских медицинских журналов и газет весьма интенсивно разворачивалось обсуждение этико-медицинских проблем искусственного аборта. Так, в 1900 г. доктор Э. Катунский писал: «У акушера нет ни нравственного, ни юридического права производить эмбриотомию над живым плодом»[92]. В 1911 г. доктор Т.

Шабад констатирует, что аборт – «это социальное зло». В то же время он практически один из первых ставит вопрос о «праве матери распоряжаться функцией своего тела», особенно в случае угрозы ее жизни. Фактически Шабад стоит у истоков либерального подхода к искусственному аборту, пытаясь найти аргументы против господствующего принципа, который, например, в католицизме был выражен так: «Вечная жизнь ребенка дороже временной жизни матери»[93].

Осуждение уголовного наказания матери и врача было итогом работы XII Пироговского съезда в 1913 году. Тем не менее на съезде и после него, в обсуждениях его итогов, основная тенденция в российском врачебном мире – моральное неприятие аборта – сохраняется.

Так, например, д-р Л. Личкус, выступая на съезде, говорил: «Преступный выкидыш, детоубийство и применение противозачаточных средств – симптом болезни современного человечества»[94]. Российские врачи с тревогой констатировали образование особого класса «профессионалов-плодоистребителей», нелицеприятно называя их «выкидышных дел мастерами».

Вот точка зрения д-ра Я.Выгодского (из стенограммы съезда): «Принципиальный взгляд на выкидыш как на зло и убийство должен быть сохранен, производство выкидыша как профессия для врача недопустима»[95]. Проф. Б.Ф. Вериго полагал, что «всякий же аборт, произведенный врачом за плату, должен быть наказуем, тогда как всякий аборт, произведенный врачом бескорыстно, не должен считаться преступлением»[96]. Д-р Д.

Жбанков писал: «Неопровержима связь между культурой настоящего времени и упадком ценности жизни, как своей, так и чужой: выкидыш и самоубийство – явления одного порядка»[97]. И еще одно мнение: «Ни один уважающий себя врач, правильно понимающий задачи медицины, не будет делать выкидыш по исключительному желанию женщины, а всегда будет руководствоваться строгими медицинскими показаниями.

XII Пироговский съезд, признав неморальность искусственного выкидыша, тем не менее пришел к выводу, что государству необходимо отказаться от принципа уголовной наказуемости плодоизгнания. В резолюции Съезда от 2 июля 1913 года сказано: «1. Уголовное преследование матери за искусственный выкидыш никогда не должно иметь места. 2.

Итогом широкого обсуждения в печати морально-этических проблем аборта в начале века было различение и разведение вопросов об его этической недопустимости и уголовной наказуемости.

Существующие методы контрацепции можно условно разделить на две группы. К первой, традиционной, группе относят ритмический метод, который известен в литературе как календарный, температурный метод, прерванный половой акт, механические средства, химические с локальным действием. Ко второй группе современных методов относятся: гормональная или оральная контрацепция, внутриматочные средства (ВМС).

50-60 годы XX века – период испытаний и внедрения в клиническую практику оральных контрацептивов. Американские ученые Y. Pincus и J. Rock выделяют ряд препаратов, подавляющих овуляцию. В 60-х годах, благодаря применению гибкой пластмассы была реализована идея немецкого гинеколога R. Ricker, который еще в 1909 г.

Отличие современных контрацептивных средств – уровень их патологического воздействия на организм. И. Мануилова, на основании многолетних исследований, приходит к выводу: «Эффективность противозачаточного метода пропорциональна частоте побочных реакций и осложнений, обусловленных методом контрацепции»[121].

Предельно эффективным методом контрацепции является стерилизация – «перевязка» или создание искусственной непроходимости маточных труб при мини-лапаротомии, лапароскопии или гистероскопии. Однако возможна и сегодня получает распространение не только женская, но и мужская стерилизация (вазэктомия). В настоящее время используется два вида стерилизации: один из них – с восстановлением генеративной функции («зажимы Фильше»), и второй – так называемая необратимая стерилизация.

Оба вида стерилизации активно пропагандируются, например в США. В журнале «Демографические отчеты» (июнь, 1996 г.), издаваемым Университетом имени Джонса Гопкинса (США) и субсидированным Фондом ООН по народонаселению, подробно описывается применение местной анестезии при стерилизации, а также сама хирургическая операция, изложены существующие методики лигирования маточных труб, описываются формы, с помощью которых можно подготовить специалистов по выполнению этой процедуры, которую журнал называет «методом номер один».

Но возникает вопрос: методом чего? Ответ очевиден: «методом номер один» не только медицинских нововведений, но и демографической политики Фонда по народонаселению по отношению ряда стран, в том числе и к России. Действительно, относительная простота этого метода (например, при нехирургической стерилизации), необратимый характер полного подавления репродуктивной способности может служить средством не только планирования семьи, но и управлению и контролю за демографическими процессами с заранее заданными и весьма разнообразными целями.

В земном мире невозможна абсолютная гармония. И, в отличие от других религий, христианство не стремится к достижению душевно-телесной гармонии в ее медицинском понимании как к высшей цели духовной практики. Напротив, Церковь осмысливает терпеливо переносимое страдание как путь духовного исцеления. Но это не значит, что Церковь проповедует самоистязание!

Напротив, начиная от Евангельского описания служения Спасителя и по сей день, Церковь свидетельствует о множестве исцелений, в том числе и от физических болезней, вплоть до воскрешения из мертвых. К тому же христианин призван не только к личному спасению, но также к служению миру и ближнему, которое требует сил и, разумеется, здоровья.

А потому Церковь никогда не приветствовала отказ от лечения и пренебрежение медицинской помощью. Она лишь напоминала и напоминает о том, что корни болезней, первопричины заболеваний — всегда глубже их физиологических поводов.

Подтверждением разумного и уважительного отношения Церкви к медицинскому искусству является и тот факт, что многие врачи, теоретики и практики, соединяли и соединяют в своей личности глубокую христианскую веру и медицинскую деятельность. Яркие примеры этого — прославленный со святыми архиепископ-хирург Лука (Войно-Ясенецкий), ныне здрав­ствующий митрополит Сурожский Антоний (Блум), ректор Санкт-Петербургских духовных школ епископ Тихвинский Константин (Горянов);

Кроме того, сегодня многие врачи, работающие в самых разных областях медицины, являют собой образ гармоничного сочетания и взаимодействия личных христианских убеждений и верности долгу врачевания больных. В известном социальном проекте Белорусской Православной Церкви — Доме Милосердия в Минске существует и весьма динамично развивается Братство православных врачей.

На протяжении последних лет в рамках традиционных Минских Епархиальных чтений рассматривались различные аспекты взаимодействия Церкви с медицинской наукой и практикой. Особенно широкое поле совместной церковно-медицинской деятельности открывается в области врачевания и профилактики психических заболеваний.

Вакцина от рака

Сравнительно недавно в США, появилась прививка против HPV (вирус папилломы человека), Gardasil. По данным ученых, вакцина дает почти 100%-ную защиту от определенных типов вируса HPV, который широко распространен среди мужчин и женщин. Существует около 100 видов вируса HPV, большинство из которых не вызывают никаких симптомов, и организм человека борется с ними самостоятельно.

Некоторые типы вируса опасны. Они могут вызывать появление атипичных клеток шейки матки с последующими злокачественными изменениями. Другие же не настолько опасны, но очень неприятны, поскольку вызывают половые бородавки.Любой человек, который живет половой жизнью, может заразиться папилломовирусной инфекцией.

Так как у большинства людей этот вирус не вызывает никаких ощущений, они не знают, что являются носителями вируса и могут заражать своих партнеров.Женщины чаще всего узнают, что они заражены вирусом после того, как PAP smear (мазок Папаниколау) обнаруживает атипичные или предраковые клетки. Хорошей новостью является то, что предраковые изменения шейки матки успешно лечатся на ранних стадиях.

Поэтому своевременный диагноз исключительно важен, и каждая женщина должна проходить гинекологическое обследование не реже одного раза в год. Ученые подсчитали, что к 50-летнему возрасту более 80% женщин будут заражены вирусом HPV.Прививка рекомендуется для девушек от 9 до 26 лет. В идеальном случае прививка рекомендована до начала половой жизни.

Иммунитет создается после трех прививок, которые делаются в течение 6 месяцев.Эта вакцина — первая в истории медицины вакцина против рака. Медики считают, что Gardasil станет надежным средством предотвращения рака шейки матки. Сейчас проводятся исследования по использованию этой вакцины женщинами старшего возраста и мальчиками.

Болезнь как потенциальная возможность

С духовной точки зрения болезнь как состояние нарушенной целостности нельзя определить однозначно. Она существует в каждом человеке как потенциальная возможность. И знаменитая формула “в здоровом теле — здоровый дух” вряд ли выражает существо дела. Равно как и обратная формула, так как не всегда духовное здоровье автоматически порождает здоровье телесное.

Таким образом, вопрос о здоровье и его нормативах, решаемый медициной в соответствии с ее собственными медицинскими критериями, в духовной перспективе видится по-иному, как бесконечно более сложный. Состояние человека зависит не только от дисциплины питания или от так называемого “здоро­вого образа жизни”, но и от того, как он распоряжается своей свободной волей, какие цели ставит перед собой и какими средствами их достигает.

Возьмем пост, который Церковь предлагает верующим как средство духовно-нравственного исцеления. Многие воспринимают его как своего рода диету, как форму “лечебного голодания”. Однако одно из главных требований поста — это милость, помощь ближнему. Пост не в том, чтобы съесть в два раза меньше обычного, но чтобы отдать половину своего рациона нуждающемуся. Именно к этому призывает Церковь в своих богослужебных текстах в первые же дни Великого поста.

Так же и болезнь: ведь ее можно рассматривать не только как физическую или психическую патологию, но и как индивидуальное событие, которое насильственно изымает нас из обычной жизненной суеты. Она дает нам возможность, а иногда и заставляет задуматься о себе, о своем душевном и духовном состоянии, переосмыслить те житейские устремления, часто меркантильные и эгоистичные, которые поглощали большую часть усилий нашего здорового организма.

С другой стороны, опыт страдания опровергает самоуверенное представление о том, что человек — властитель мира, обладатель всех возможных средств к благоденствию, хотя бы и в этой временной жизни. Собственное страдание человека открывает ему глаза на страдания других людей, состояние которых он порою просто не замечал или не понимал.

Петля свободы

Непроизвольная потеря мочи при кашле, смехе, занятиях спортом, к сожалению, беспокоит многих женщин разных возрастов. После детального осмотра и уродинамического исследования врач может определить, поможет ли вам операция избавиться от этого недуга. В прошлом операция проводилась через полость живота, с необходимой госпитализацией и болезненным и длительным послеоперационным восстановлением.

Медицина как служение и подвиг

Христианское отношение к здоровью и болезни, к медицинской практике и врачебному подвигу имеет множество других аспектов, коснуться которых невозможно в кратком выступлении. Нужно было бы рассказать и о церковном служении в больницах, и о проблемах биоэтики, и об опасностях чрезмерного радикализма, который проявляют некоторые верующие и пастыри, когда заходит речь о современной медицине и лечении вообще, а также о многом другом.

Думаю, что самое главное состоит в том, что сегодня мы — священнослужители и врачи — открыты друг другу, готовы к сотрудничеству и совместному разрешению существующих проблем. Скажу больше: это особая форма сотрудничества, потому что нас объединяет общее понимание нашей деятельности, если хотите, нашей работы.

В обоих случаях речь идет о служении и о подвиге. Эти слова — из религиозного лексикона, но они в полной мере применимы к врачам и вообще к тем медицинским работникам, кто непосредственно заботится о здоровье людей, пришедших к ним за помощью. Ведь в нынешних нелегких условиях служение врача — это зачастую действительно подвиг.

Позвольте же в завершение моего выступления пожелать всем вам духовной, душевной и телесной крепости, профессионального мастерства и чуткого сердца, по которому в конечном счете простые люди — ваши пациенты — всегда безошибочно узнают в вас истинного врача, оберегающего их душу и тело.

Помощь Божия да сопутствует всем добрым делам вашим!

Благодарю за внимание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
WomanGinekol.ru
Adblock detector